Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Я задолбалась

Я разленилась и задолбалась на море. Больше недели никогда не могла выдержать и к концу всегда хочу уезжать. Мне не сидится долго на одном месте без дела. Скоро в дорогу и назад в зиму и это хорошо.

Эта книга идет гораздо труднее чем предыдущая (вот эта). Генон конечно был гигант мысли. Были же умные мужики на свете.

Как меня подставила Вера Полозкова

Скоро сочельник но на хрен все это суженное-ряженное. Я уже один раз сделала, вот так вместе с Верой Полозковой.

Ну и получила.

Был он и свиреп, и как небоскрёб, был и в горле рэп, и во взгляде стёб, и слепил глаза будто жестяной, и была за ним словно за стеной, туже был ремней, крепче чем броня, был он и умней и сильней меня, он меня держал когда я без сил, он и не брюзжал, он и не бесил, был он и холен, был он и упрям, и «Вон с этой вон — идеальный прям!», сам пришел и пыль каблуком клубя прям с порога вдруг «Я люблю тебя».

Только был женат...

И когда держал
Туже всех ремней,
Я всегда сквозь жар
Думала о ней.

Да, я конечно не Полозкова, рифмую совсем хреново. Ну и хрен с ним.

Ну а потом было вот это конечно.

В общем подставила меня Полозкова, забыла "чтоб был не женат". Сама кстати вышла замуж не за свирепого и жестяного, а меня подставила. Все из-за нее.

На хрен все это суженное-ряженное.

Сплошным золотым прелюбом дразня и слепя до слез

Сейчас в аэропорту впереди меня на долю секунды мелькнул затылок прямо как у него, блондин-блондин с короткой стрижкой ("маис, кукуруза, рожь!") и у меня сразу ноги - лед, внутри все упало, сердце остановись, виски стучите. Вот я дура.

Но лучше Марины о таком затылке никто никогда не скажет, и уж точно не такая косноязычная дура как я.

Забыла! Среди копилок
Живых (коммерсантов — тож)
Белокурый сверкнул затылок:
Маис, кукуруза, рожь!

Все заповеди Синая
Смывая — менады мех! —
Голконда волосяная,
Сокровищница утех —

(Для всех!) Не напрасно копит
Природа, не сплошь скупа!
Из сих белокурых тропик,
Охотники, — где тропа

Назад? Наготою грубой
Дразня и слепя до слез —
Сплошным золотым прелюбом
Смеющимся пролилось.

— Не правда ли? — Льнущий, мнущий
Взгляд. В каждой реснице — зуд.
— И главное — эта гуща!
Жест, скручивающий в жгут.

О, рвущий уже одежды —
Жест! Проще, чем пить и есть —
Усмешка! (Тебе надежда,
Увы, на спасенье есть!)

И — сестрински или братски?
Союзнически: союз!
— Не похоронив — смеяться!
(И, похоронив, смеюсь.)

Царство количества и знамения времени

Я закончила читать Stephen R. C. Hicks's Explaining Postmodernism которую начала читать здесь.

Начала The Reign of Quantity and the Signs of the Times (Царство количества и знамения времени) Рене Генона (PDF есть в свободном доступе тут). Идет конечно гораздо медленнее постмодернизма.



Умный был парень Генон, я бы сходила с ним на свидание. Вот в этих туфлях:

Но он умер в 1951-м году в Каире. Умер мусульманином и последним его словом перед смертью было «Аллах».

Гуакамольная дура и первое свидание

Я приготовила вкуснейший гуакамоле, но у меня не оказалось ни начос, ни хлеба, ни даже чипсов. И теперь я сижу и ем гуакамоле ложкой как дура.

Начала читать Stephen R. C. Hicks's Explaining Postmodernism, идет легко и быстро. На улице снег, а у меня постмодернизм и гуакамоле ложкой.

А завтра я иду на первое свидание со знакомым знакомого брата мужа моей подруги которого я никогда не видела. Надену летнее красное платье в крупный белый горох и стеклянные бусы. Чтоб знал.

В общем все как обычно: еда, книги, любовь, а Германа все нет, один только гуакамоле и тот без начос. Зато ложкой.